Наш опрос:
Какая рубрика на нашей странице О чтении Вам наиболее интересна?
Родителям о чтении
Готовимся в школу
Читаем на досуге
Новинки для учителей
Наши праздники
Главная > > Интервью > Оливер Стоун: «Этот фильм – важное дело в моей жизни»
13.03.18 Оливер Стоун: «Этот фильм – важное дело в моей жизни»
Хедлайнером прошлогодней Международной ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction, без сомнения, стал американский кинорежиссер и продюсер, обладатель трех премий «Оскар» Оливер Стоун. В конференц-зале Центрального дома художника при полном аншлаге он представил книгу «Интервью с Владимиром Путиным: полная версия». В самом начале своего выступления мистер Стоун заявил, что надеется не получить за эту работу Пулитцеровскую премию, потому что «это нечестная премия, и ее результаты часто подтасовывают. В США ее вручают представителям корпоративных СМИ, выражающим узкий взгляд, носящий проамериканскую направленность. На самом деле все награды носят идеологический характер, и не только в США. Совсем недавно я чувствовал огромный стыд за то, что Национальная книжная премия в Нью-Йорке была вручена журналистке Маше Гессен, которая выступает с крайне антироссийских позиций».

Поскольку тема, затронутая американским режиссером и журналистом, была весьма животрепещущей, вопросов к нему накопилось множество.

– Чем книга отличается от одноименного фильма, показанного в России летом?

– В нее вошло в три раза больше материала, чем в телевизионную версию. Книга будет интересна тем, кому важны детали, тем, кто занимается историей или различными политическими науками. Кроме того, в ней есть примечания, которые дают расшифровку некоторых контекстов. Когда Путин отвечает на вопросы, его ответы очень конкретны и тщательнейшим образом продуманы, что показывает его потрясающий ум. Часто он значительно более консервативен в суждениях, нежели я, но я восхищаюсь его самодисциплиной, что, возможно, объясняется его занятиями дзюдо и шестнадцатью годами общения с мировыми лидерами. Не могу не отметить и стратегическое мышление Президента, видно, что он думает о последствиях как своих слов, так и своих действий. Он очень логичный человек, а слово «логос» по-гречески означает «слово».

– Инициатива телевизионного интервью с Путиным шла от Вас или от Кремля? И утверждались ли заранее вопросы для беседы?

– Авторами инициативы выступили мы, хотя сам проект изначально был весьма спонтанным. Я снимал фильм об Эдварде Сноудене. Брал у него много интервью, неоднократно приезжал в Москву, хотя по большей части мы снимали в Германии. С Президентом Путиным я встретился на приеме после демонстрации пьесы, которая шла на русском языке, и я в ней не понял ни единого слова. Но Президент щедро уделил мне время, рассказав свою версию истории со Сноуденом, а потом возникла идея продолжить наше интервью. Мы закончили работать над предыдущим фильмом и тут же приехали в Кремль, куда уже привезли все наше оборудование. Мы снимали три дня по два-три часа каждый день, и это несмотря на очень сложный график работы Президента. Бывало так, что нам назначали встречу на 18:00, а начинали работать мы только в 23:00. Но как бы ни устал к этому времени Путин, он всегда был к нам очень внимателен. К нам никогда не предъявляли требования визировать заранее вопросы. Да, я делился с представителями Президента общей идеей того, о чем мы будем говорить, но в ходе беседы мы часто отклонялись от обозначенной темы. После трех дней интервью мы вернулись в США и думали, что наши съемки закончились. Просматривая получившийся материал, я не был уверен, что смогу сделать из него целостный фильм, ведь Президент – очень образованный человек, он мог отвечать на мои вопросы так, как будто читает лекцию, не приоткрывая ничего личного. Шесть месяцев спустя, в феврале 2016 года, мы прилетели в Сочи и снимали еще четыре дня. Третья серия съемок прошла в мае 2016 года. Мы уже были уверены, что наш фильм получился, и он почти закончен. Все тогда, в том числе и Владимир Путин, были убеждены в том, что на выборах в США победит Хилари Клинтон. Он даже сказал, что Россия будет работать с любым выигравшим президентскую гонку человеком. Но к всеобщему удивлению на выборах победил Дональд Трамп, и мы были вынуждены вновь приехать в Россию в январе 2017 года, чтобы обсудить эту ситуацию с Путиным. В фильме вы увидите кадры, где Владимир Путин говорит о том, что у любого президента, пришедшего в США к власти, не будет возможности изменить политику этой страны, которая словно бы высечена из камня и носит уже даже не антикоммунистический, а именно антироссийский характер.

– Был ли Вами задан какой-то вопрос, который поставил бы Владимира Путина в тупик или заставил его раскрыться перед Вами с неожиданной стороны?

– Думаю, что судьей в этом вопросе должен выступить российский зритель и читатель, потому что я не знаю русского языка и мог что-то не заметить. Мои ощущения собеседника обычно основываются на языке жестов, но Президент Путин человек очень сдержанный, терпеливый. Он – хороший оратор, очень рационально подходящий к словам и жестам. Хотя в рамках нашего интервью были моменты, когда он начинал реагировать на мои слова несколько иначе, чем обычно.

– Ваш фильм о Владимире Путине представляет его как супергероя. Но многие считают, что Вы не задали Президенту России ни одного неудобного вопроса.

– Я с вами не согласен. Вы судите с российской точки зрения, а на Западе многое из того, что было сказано Президентом Путиным в фильме, ранее не было известно. Мы открыли много интересных деталей, особенно хорошо их видно в книге. Владимир Путин всегда очень точно и метко подбирал слова в нашей беседе, а когда беседуешь с человеком по двадцать часов подряд, он очень редко не ошибается. Пожалуйста, внимательно прочитайте книгу, потому что она представляет собой расшифровки наших устных бесед, а в них все акценты заметны намного ярче. И тогда вы увидите, что Владимир Путин очень много говорил о демократии, во всяком случае, в его понимании этого термина. Он также говорил о конституционных вопросах власти и о том, что он будет делать в случае своего избрания на четвертый президентский срок. Для западного зрителя и читателя очень важно было узнать и то, что Президент Путин говорит об Украине, потому что там этого не знают. Вы воспринимаете то, что ваш Президент говорит об Украине как данность, на Западе же это не так, слова Путина часто отметаются с порога, называются пропагандой. Мне необходимо было добиться того, чтобы его позиция в его формулировках была услышана. Нужно, чтобы Запад вновь и вновь слышал о российской позиции в отношении НАТО, в отношении выхода США из Договора о противоракетной обороне, относительно поддержки Америкой терроризма на Кавказе. На Западе об этом обычно не говорят, да и не желают слышать.

– Перед тем, как Вы встретились с Владимиром Путиным, у Вас уже должно было быть собственное представление о нем. Совпал ли этот умозрительный образ с тем, что Вы увидели?

– Я даже не могу описать, насколько ужасный образ Владимира Путина был создан западными СМИ. Его обвиняют в убийстве своих политических противников, в колоссальных кражах, в коррупции, в том, что он самый богатый человек на Земле. Сенатор Маккейн, который является ветераном вьетнамской войны, как и я, говорит о том, что Путин разбойник. Этот образ начал формироваться после мюнхенской речи вашего Президента в 2007 году, затем из года в год становился все ярче и ярче. Я даже не могу описать, насколько это опасно. В глазах многих моих друзей то, что я стал снимать фильм о Путине, выглядело как моя услуга русскому Президенту. Но я так не считаю, поскольку воспринимаю этот фильм как очень значимое дело в моей жизни. Мне было важно встретиться с человеком, которого многие боятся на Западе, и открыто продемонстрировать его точку зрения. Это просто необходимо в нашем опасном мире, где отношения США и России складываются непросто.

– Удалось ли Вам в ходе работы над фильмом и книгой пообщаться с кем-нибудь из членов семьи Путина?

– Нет. Но мы никогда и не просили о встрече с семьей. Это было интервью один на один, более двадцати часов съемок с большими перерывами (весь съемочный процесс растянулся на два года). Хотя я бы с удовольствием с кем-нибудь познакомился из его семьи. В какой-то момент в ходе этих встреч я был под большим впечатлением от общения с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Это очень интересный человек, который во многом мне напомнил самого Президента Путина. Также мое внимание привлек министр обороны Сергей Шойгу.

– Один из самых известных Ваших художественный кинофильмов был снят в 1986 году. Он называется «Взвод». Демонстрируя преступления американской армии и конфликты внутри солдатского коллектива, в какой степени Вы показываете то, что видели собственными глазами, и в какой степени фильм все же является художественным вымыслом?

– Этот фильм на 50 процентов носит автобиографический характер. Я служил в боевых отрядах пехоты, был дважды ранен и награжден Бронзовой звездой за мужество. В 1986 году, когда я делал этот фильм, я хотел продемонстрировать те проблемы, которые на тот момент наличествовали в самих вооруженных силах Америки. Наши потери тогда были колоссальными, просто безумными, и было ясно, что многие из них объясняются нашими неверными действиями. Порядка 20 процентов жертв среди американских военнослужащих случились из-за попадания под огонь нашей же собственной артиллерии. Думаю, что мы тогда столкнулись с теми же самыми проблемами, что и Советский Союз в Афганистане. Когда слон сражается с блохой, мы видим, насколько велика асимметрия между ними.

Записала Юлия Скляр

Фото Олега Фочкина

Источник: Журнал «ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ. Навигатор в мире книг», № 2, 2018

http://chitaem-vmeste.ru/interviews/oliver-stoun-etot-film-vazhnoe-delo-v-moej-zhizni/

 





Телефон единой справочной: (495) 789 - 35 - 91
Подписка на новости
RSS